Переключиться на мобильную версию
 
Эксклюзивное интервью:
Ольга Сумская
о семье и театре

Автор: Юлия Мясоедова

Журналист Ivona встретился с украинской артисткой Ольгой Сумской во время фестиваля Winter Romantik Fest, который прошел в Яремче. Ольга с радостью рассказала о семейных традициях, дочерях, вспомнила, как влюбилась в нынешнего супруга и поделилась своими секретами красоты.

О семейных ценностях и традициях:

– Главная традиция – собраться, это уже достижение. Нет никаких незыблемых традиций. Самое главное для нас – это день рождения мамы. Она "берегиня нашої акторскої династії та роду". Для меня это большой праздник, мы все готовимся. Я лично составляю меню, иногда мы собираемся в ресторане. Делаем большой торт “Галча“. Так маму всегда ласково называл папа, а она его –“Славча“, они прожили вместе 53 года. И конечно вот так просто собраться всей родне – большое счастье.

Хорошо было бы не нарушать традицию чаще встречаться на сценической площадке. У нас был семейный спектакль Сеньор из высшего света, где мы вместе играли. Это невероятное ощущение. Хотелось бы эту традицию вернуть в семью и встречаться на театральных подмостках. Вся семья практически актеры, есть дети, которые уже продолжили нашу династию. Это и Слава Хостикоев, сын Натальи, и моя дочь Антонина, которая уже работает в театре имени Вахтангова первый сезон.

Время идет, мы все счастливы, что наши дети выбрали нашу профессию, дай бог, во благо. И со временем, а может и уже, они почувствуют, что это любимое дело, которым стоит заниматься. Вообще для человека важно найти себя в жизни. Счастье, когда ты работаешь и понимаешь, что профессия в радость.

На самом деле традиции приходят с детьми. Дети вносят свои коррективы. Антонина, когда приезжает в Киев, нечасто это бывает, обычно присылает заранее смс. Говорит: “Попробуйте только мне не собраться вместе“. Эти минуты и часы, проведенные с мамой и родственниками – это самое дорогое и ценное. Это надо беречь и всячески инициировать.

Я зачастую являюсь главным режиссером, стилистом и имиджмейкером в семье, заведую кулинарной частью. Все, что касается стиля – мамочке я сама делаю макияж, она никому это не доверяет. Хотя дочери уже и сами научились всем азам, они обладают прекрасным вкусом, особенно старшая дочь.

О дочерях:

Если говорить об актерском мастерстве, Тоня советовалась с вами на этот счет?

– Вы знаете, даже когда она поступала в театральный институт имени Щукина (Москва), она не советовалась. Разве что, взяла несколько произведений, с которыми я в свое время поступала –Роберт Рождественский Зенитчицы.

Это невероятно патриотическое произведение, именно то, что я могла бы посоветовать. А вот репетировать у нас как-то не получалось, наверняка, она просто стеснялась меня, моей силы и энергии, она ее смущала и я это чувствовала.

Я тогда, честно признаюсь, когда ей было 17, не чувствовала в ней этого "огонька". И, о чудо, когда я приезжаю и смотрю ее уже в дипломных спектаклях, я вижу актрису.

Я поразилась, откуда все это взялось и как это быстро взрастилось, там хорошие педагоги. Как результат – у нее очень сильные театральные роли и есть уже работы в кино, где она играет одни из главных ролей, в сериале снимается. Горящий глаз, этот огонек, одержимость, слезы – настоящая артистка.

Родители не должны вмешиваться в этот тонкий процесс рождения актерской души, этим должны заниматься педагоги.

Когда я поступала, родители не принимали никакого участия. Мама могла меня благословить, а папа вообще уходил на целый день на рыбалку со словами "Делайте, что хотите!". Но для меня же родительское благословение дорогого стоит и та школа, которую я получила в детстве, очень важна.

Я первый раз вышла на сцену в пятилетнем возрасте. И те роли, которые были созданы на моих глазах, шедевры тех театров, в которых работали мои родители... Вот это и есть моя школа. Об этом уже много написано, но это приятно вспомнить.

Все должно гармонично распределятся, как идет, так идет, не надо форсировать события. Можно как-то ребенка направить, но не давить, дать почувствовать этот процесс, дать понять человеку, что ему нужно.

Ведь Тоня не сразу пришла к этому, она поступила в академию искусств в Киеве, закончила ее успешно и тут такой крутой разворот. Говорит: "Мама, я еду", я говорю: "Дочь, ты хорошо подумала?". Правда, она уже один раз до этого поступила, а тут второй раз ее принимают. Я сказала, ну если дважды перед тобой открылись двери, то нужно туда заходить. Некоторые по несколько раз пытаются, но безуспешно.

А какие планы у младшей дочери?

– Младшая еще пока неизвестно. Она сомнительный ребенок, со своим характером, она пока на распутье. Одно время ей безумно нравилась профессия модели. Но когда мы слышим параметры, при чем понимаем, что тенденции идут к нормальным объемам, но тем не менее на подиуме доминируют девушки с анорексичной фигурой, ничего не меняется. Когда мы меряем бедра, мы успокаиваемся и мечтаем о другой профессии. Ну потому что ребенок развивается, нормальная девочка, у нее бедра 87-88 см, а это параметры моделей на парижских подиумах, а ей только 13 лет, а нога уже 40 и рост почти 170 см. Тогда я думаю, что же будет в 15 лет. Но это издевательство над ребенком. Эта профессия – как лотерея, есть некоторые успешные и богатые, а вот остальные…

Затем дочка мечтала о профессии певицы, но тоже пока приоритеты другие. Она вообще невероятно рисует. Это такое видение образа, характер схвачен, это ее. Поэтому я думаю показать кому-то ее рисунки, но в Украине пока и с этим напряженка, к сожалению. Хочется все-таки, чтобы люди оценили, может выставку сделать. Я вот думаю, откуда талан, наверняка от дедушки, но это уже другое прочтение, более современное виденье, влияние анима.

О театре и кино:

Вы сказали, что хотите сыграть семьей опять на одной театральной площадке. Насколько сложно играть, когда на сцене одни родственники?

– Ой, это так интересно. Это по-другому. Каждый из нас артист и у каждого свой счет. Скажем, Наталья Вячеславовна для меня особый критик, жесткий, уж если скажет, то к этому лучше прислушаться. Потому что она более опытный человек, она признанная наша украинская прима театра имени Франко, обладательница всех возможных театральных наград. У меня по-другому сложилась моя театральная стезя, но я не могу расстраивается и гневить бога. В моей жизни был театр русской драмы имени Леси Украинки, я 20 лет ему отдала, там все случилось и оба мои брака (улыбается), там я встретила обоих мужей и замечательных дочерей родила.

Поэтому я думаю, когда собираются все родственники, каждый со свой харизмой, каждый с ярчайшей индивидуальностью, это же и зрителю интересно. Когда мы сейчас играем с Евгением Паперным в спектакле Боинг, Боинг, это такие репризы, такие реакции зрителей. Они же помнят все, это никуда не исчезло, и они знают наши перипетии семейной жизни лучше нас самих. И Когда Виталик выходит на сцену, мы даже специально какие-то фразы вставили, например, "а у вас есть муж?" – спрашивает он, "был когда-то", – отвечаю я, глядя на Паперного.

Непросто подобрать драматургию, история – это самое главное, чтобы достойно обрамить талант каждого, проявить все грани таланта. Ищем, сейчас вот опять что-то рождается, присматриваемся к одной пьесе но посмотрим… Но вот так, чтобы две родни объединить, нужен масштабный проект.

У нас, скажем, несколько театральных компаний, я ушла в антрепризный формат. Я проработала 20 лет в одном академическом стационарном театре, но так сложилась жизни. Ушла целая плеяда артистов известных и первой в этой плеяде была Ада Николаевна Роговцева, но это уже история... Поклонники театра Леси Украинки знают всю "поднаготную", все нюансы.

Но тем не менее, как альтернатива, антрепризный театр приносит большое удовольствие, мы независимы, это коллектив единомышленников, график подстраивается под телевидение и кино, но в приоритете, конечно, театр. Это несоизмеримо, скажем, когда режиссер академического театра ставит перед тобой выбор – или роль в кино, звездная роль, или вот эту роль тебе дают в спектакле. Вы не знаете, что делать, ведь понимаете, что смогли бы совместить, но тебе не разрешают. Так было в моей жизни. Господь дает или все сразу, или длительная пауза.

Когда-то я получила роль Роксоланы и роль Лидии Чебоксаровой в пьесе Островского, главную роль, с Ларисой Кадочниковой мы играли вместе. Тогда я понимала, что не могу не сыграть Роксолану, это роль моей жизни. Я сказала: "Позвольте мне сыграть Роксолану, и я отыграю премьеру, просто разрешите пропустить пару репетиций".

Я знала роль, была в материале, но существует режим театра, которому нужно подчиняться. Мне не удалось совместить, это был основной конфликт с нашим худруком.

Главное, что все-таки после роли Роксоланы, я все же вошла в спектакль, сыграла Чебоксарову. Да, была уже отыграна премьера, но я пришла с нового сезона. Так что все возможно, если со всеми считаться. Очень приятно, что украинские актеры очень востребованы, их приглашают в сериалы, они играют и первые, и вторые роли.

О мужьях:

У вас актерская семья, есть ли какая-то формула успеха для пар, которые вместе работают? Вы же два достаточно сильных человека.

– Нам не скучно вдвоем, всегда есть, о чем поговорить, часто спорим, два непримиримых характера. Видимо, гармония в самих нас. Не было бы химии, ничего бы не произошло, а так – родной человек. Я Виталия когда увидела, никогда бы не сказала, что это мой муж. Потому что он пришел в театр, как победитель на белом коне "я буду играть главные роли", он собственно и получил главные роли. Но произошло то, что произошло, об этом уже слагают легенды "самый бурный театральный роман за последние 20 лет", это правда, никто нас не превзошел.

Люди боятся влюбляться, не хотят рисковать, а стоит, если чувства нахлынули. Все как-то секретничают, а у нас все произошло на виду, потому что отношения выясняли очень эмоционально, бурно, страстно, прямо в театре. Конечно, людям это было больше всего интересно (улыбается, – прим.ред.). Разрушается брак и создается новый. Мои коллеги меня всячески подначивали, потому что видели, что между нами что-то происходит с Виталиком. И Евгений Алексеевич конечно страдал, я принесла ему боль, это было ужасно, он был в таком состоянии… Но жизнь как-то сложилась у всех, Евгений нашел свою супругу, и мы уже вместе достаточно много лет, но все равно всем интересен этот процесс.

Если люди живут вместе, значит загадка в них самих, значит господь не зря их соединил. Конечно, все держится и на женском терпении и уступчивости. Потому что многое, что есть в Витале, не приняла бы другая женщина, а я приняла. Со многим бы не мирилась, та же кума моя Влада Литовченко, например.

О женской красоте:

Вы сильно похудели, сидите на диете?

– Дело в том, что вес не изменился, но я ухаживаю за собой, всякие косметические процедурки. Я многое перепробовала, до хирургии, конечно, не доходило, я отодвигаю этот процесс на будущее (смеется, – прим.ред). У меня непримиримое отношение к лишнему весу. Как только вижу пару лишних килограммов,  начинаю активно сбрасывать.

То, чем я занимаюсь, – это регулярные пробежки, масочки для лица. Я очень часто делаю маски именно в домашних условиях. Никогда не могу посоветовать женщинам то, чего я сама не пробовала. Я всегда инициирую этот процесс.

Дорогие женщины, уважайте себя, любите себя и не расслабляйтесь. Потому что мужчины беспощадны в своей оценке и в своем, даже мимолетном взгляде. А если уже не замечает, значит вы расслабились, вышли утром в каком-то жутком виде. Я думаю, как же мудры мусульманские женщины: они прихорашиваются для своих мужей, а в свет, когда выходят, то скрывают свою красоту от всех.

"Если меня спрашивают, то я говорю, что не расслабляюсь, я не позволяю себе пить, я не курю, спорт (3-4 раза в неделю). Я себя не истязаю, иногда позволяю что-то себе, но затем, как я говорю, "закрываю углеводные окна" и перехожу к жесткому графику – дробное питание, не есть на ночь. Нужно пробовать разные диеты, подберите для себя то, что вам подойдет".

Мне нужно человека увидеть, я многое могу посоветовать, но нельзя идти по шаблону, нужно прислушиваться к себе, найти свою гармонию.

Конечно, никто не отменял и современную косметологию. Я искренне советую, если есть средства, потому что это очень дорого стоит. Но есть разные альтернативы, те же маски для лица, есть и аппаратик у меня гальваник. Просто его приобрести и будет у вас свой салон на дому. Не можете записаться в спортзал, скачайте в интернете видео тренировок от известных тренеров, гантельки по 2 кг в руки и поехали!

Я даже, когда на гастролях и у меня нет гантелей, то беру две бутылки с водой, занимаюсь в номере, иногда перед спектаклями. Порой бегаю вокруг гостинцы по городам Украины (смеется, – прим.ред).

Пустить все на самотек – это преступление, потому что женскую красоту нужно лелеять, беречь, ведь она недолговечна, и делать все возможное, чтобы сохранить ее на долгие годы.

                                                                                                                            Источники фото: fakty.ua, mama.ua, kino-teatr.ru, odnako.su.

 

Поделись:
Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь