Переключиться на мобильную версию

Поборовшая рак Ирина Арсентьева: Мне еще рано уходить, ведь я не все сделалаЭксклюзив

История Ирины Арсентьевой коснулась сердец миллионов украинцев. 45- летняя мама 12-ти детей лицом к лицу столкнулась с диагнозом "рак молочной железы". Ее история исцеления и путь преодоления болезни - поражают.

Ирина Арсентьева
Ирина Арсентьева
likar.info

Ни минуты Ирина не теряла веры и не опускала рук, вместо этого повторяла родным: “Мне еще рано уходить. Я еще не все сделала“. О своих переживаниях женщина рассказала Ivona.

“Онкологии я не ждала, все что угодно, только не рак“

Всегда, когда проверялась, знала, что у меня все будет хорошо, собственно так оно и было. Но впоследствии оказалось, что не все так хорошо, как я надеялась. Когда делала самоосмотр молочной железы, то почувствовала уплотнение. Оно не вызвало у меня беспокойства, ведь в то время, я еще изредка кормила грудью. Хотя определенные сомнения вызвали характер уплотнения и болезненные ощущения — они не были похожи на застой молока в груди, или на отек молочной железы. Поэтому я пошла на УЗИ молочных желез раньше, чем планировала.

После осмотра врач посоветовал понаблюдать за уплотнением и повторно прийти на осмотр через 6 месяцев. Когда я пришла на осмотр через полгода, реакция врача была совсем другой. Он сказал, что уплотнение ему не нравится и его нужно удалить. За это время оно изменило форму, перестало меня беспокоить физически, но не исчезло. Врач дал направление на удаление. Однако, операция оказалась слишком дорогой для нашей семьи, и мы совместно приняли решение продолжать наблюдение, а параллельно собирать средства на хирургическое вмешательство.

Читай также: Мама 12-ти детей Ирина Арсентьева: Беременность сохраняет молодость

Это тянулось 3 месяца, ведь пройти осмотр у каждого врача с нашими очередями и графиком работы врачей – занимает немало времени. В конце врач-онколог дал мне направление в Киевский городской онкоцентр, при этом сказав, что по результатам обследований онкологии у меня нет, однако, чтобы исключить ее совсем, стоит пойти в онкоцентр. Поскольку мне сказали, что онкологии нет, я расслабилась.

Это было начало лета, дети, каникулы — все закружилось, и я, конечно же, своим здоровьем не занималась, перенесла все на август. Вот собственно за эти два месяца что-то случилось, потому что когда я уже пришла в августе, то врачи обнаружили онкологию. Этого я совсем не ожидала. За это время уплотнение не увеличилось, но изменился его характер, начались выделения из соска и это меня настораживало.

Ирина Арсентьева
Ирина Арсентьева
likar.info

Я могла предположить все что угодно, но никак не онкологию. И когда мне маммолог после осмотра и биопсии в онкоцентре сказала: “Ой, беда“, мне стало откровенно страшно. Я не знала, что с этим делать, попыталась уточнить: почему беда, у меня рак? Она мне написала заключение, где было что-то написано на латыни. Я попыталась еще раз выяснить: “Вы можете сказать мне диагноз?“ Но она сказала “иди — обследуйся“. Я с этим листком обошла всех специалистов: кардиолога, анестезиолога и других врачей, но никто мне ничего не сказал. Тогда дома я зашла в интернет и поняла, что у меня рак 2 В стадии. Это выбило меня окончательно, ведь 2 В стадия это уже ближе к 3.

С этой бумагой я пришла к мужу, он у меня спокойный, уравновешенный и мудрый. Но даже он был шокирован известием. Затем мы поговорили об этом с детьми, все уверяли меня, что это невозможно и все обойдется. Совместно мы приняли решение пройти альтернативные обследования. Проанализировали через интернет онкоклиники с лучшими отзывами, выбрали еще 3 среди них, и решили пройти осмотр там. Национальный институт рака подтвердил диагноз. Помню у меня было такое состояние, будто небо все в облаках и нет просвета.

Во-первых, трудно психологически в самом онкоцентре, а во-вторых, само осознание того, что тебя ждет впереди очень удручает. Помню, тогда кто-то из медработников спросил: “Ну что, вы готовы к борьбе?“ Неужели меня ожидает какая-то борьба, вообще, что меня ждет впереди, справлюсь ли я? Это очень выбивало из колеи. Кроме того, финансовая составляющая — тебе дают список препаратов, иди покупай. А там список более чем на 2000 гривен — это только подготовка, потом отдельно лекарства. А если я не смогу купить все это за свой счет? Тогда мне врач посоветовал обратиться в фонды, и это угнетало меня еще больше.

“Финансовая сторона подавляет здоровье и влияет на дальнейшую перспективу в лечении“

Мы прошли диагностику в 4-х различных заведениях, включая “Лисод“ и “Клинику Спиженко“, и диагноз был везде одинаковый - рак 2 В стадии. Здесь я вплотную подошла к тому, что необходимо искать средства. И притом нужны они везде — и в государственной, и в частной больницах. Я не знала куда двигаться дальше. Поскольку в нашей семье не было таких средств. Начальный этап лечения обеспечили мои друзья, знакомые, помогали всем миром, чтобы я могла пройти правильную диагностику и чтобы мне правильно назначили лечение. В лечении рака молочной железы чрезвычайно важно именно правильный диагноз и назначение лечения. Если соблюсти эти два условия, то онкология лечится, это довольно нормальный путь, который главное пройти.

Читай также: Ирина Арсентьева: Детям нужна здоровая мама

С диагностикой и назначением лечения мы справились. Остался вопрос поиска средств. Меня очень беспокоила эта проблема, но слава Богу, решилась и она, и не следовало было так об этом волноваться, потому что кто ищет, тот находит. Помню, тогда Уриэль (Уриэль Штерн, основатель БФ Квитна) мне сказал: “Ваша задача хорошее самочувствие, улыбка, а о деньгах вообще не беспокойтесь“.

На самом деле финансовая составляющая — это очень важно, это сложный психологический момент, который очень удручает. У меня есть пример, мой одноклассник. Он умер этим летом от рака. Здоровый активный парень, он опустил руки, именно от осознания финансового бремени, которое его ожидало.

Ирина Арсентьева
Ирина Арсентьева
likar.info

“Химия - одно лечит, другое травмирует“

Откровенно, я очень переживала за это. Полно мифов о том, что химия одно лечит, а другое калечит. Я надеялась, что в моем случае обойдется оперативным вмешательством. Но, когда я получила заключение от консилиума, а там столько химиотерапии и она вся разная, я снова поникла. Мои дети меня поддержали. Развеяли все мои страхи и переживания.

Я боялась быть бессильной, несостоятельной, слабой, да еще и волосы все выпадут. Тогда меня вдохновляли мои детки, на каждый мой страх у них был готов ответ — дела по дому возьмем на себя, будут помогать с другими хлопотами, а за волосы посоветовали вообще не беспокоиться, ведь они смогут купить мне парик. Это меня очень ободрило. Мне оставалось только лечиться.

“Красная футболка в знак солидарности“

На первую химию мы поехали с мужем. Волновались оба, и это было заметно. Врачи пытались шутить и подбодрить нас. Помню, врач сказал, что муж надел красную футболку в знак солидарности, ведь мой первый препарат химиотерапии был также красного цвета. Это был токсичный медикамент, во время капания которого нельзя было даже пошевелиться, потому что если он попадал за пределы вены, то клетки отмирали мгновенно. Было страшно, но я справилась. Рядом был муж.

“Направьте мысли в позитивное русло“

Меня огорчали мысли о плохом самочувствии после химиотерапии. Между химиотерапиями также нужно проводить поддерживающую терапию сердца и других органов. Чтобы справиться со страхами, я обращалась к разным психологическим статьям, а также общалась с психологами. Они говорили, что не следует акцентироваться на плохом, если ты уже встретился с испытанием, направляй мысли в позитивное русло: “Все, что я принимаю мне на пользу, эта химия влияет только на плохое, хорошее она не затрагивает“.

Ирина Арсентьева
Ирина Арсентьева
likar.info

И знаете, мне помогло. У меня не было явных побочных действий, как обычно бывает. Я могла себе даже позволить физическую нагрузку, не лежала дома обессиленной. Это меня обнадеживало. Следующий цикл препаратов был тоже токсичным. Я не очень хорошо его переносила, но, тем не менее, довольно хорошо справлялась с ним. Даже, определенные препараты с поддерживающей действием, мне отменили. На каждую химию я приходила с кем-то из родных, они мне очень помогали морально и поддерживали.

Через полгода закончилась интенсивная химиотерапия, и осталось только пройти поддерживающую. Тут уже выдохнула с облегчением - я все же смогла. Помню этот путь с самого начала. Мне очень помогли психологи. Они настраивают на позитивный лад, все что ни делается — к лучшему, все, что дается — надо пройти. Если стоишь на этой платформе, у тебя все получается. Если даже тебе плохо сейчас, то потом ты будешь чувствовать себя лучше. Сама бы – без детей, без мужа, без специалистов – я бы не справилась.

Комментариев (0)
Оставляя комментарий, пожалуйста, помните о том, что содержание и тон Вашего сообщения могут задеть чувства реальных людей, непосредственно или косвенно имеющих отношение к данной новости. Пользователи, которые нарушают эти правила грубо или систематически, будут заблокированы.
Полная версия правил
Осталось 600 символов
Реклама
Мы в соцсетях
http://ivona.bigmir.net/drugs
Реклама
Реклама
Реклама
Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь